Фнс ростовской области практика по субсидиарке

А.А. Бажанов, являющийся бывшим заместителем главы Министерства сельского хозяйства, был привлечен к ответственности субсидиарного характера по делу о банкротстве ЗАО Ойл Продакшн. Это же лицо являлось бенефициаром указанного предприятия. Общий размер взысканий составил 12 миллиардов рублей. Особый интерес вызывает не только взысканный объем денежный средств, но и некоторые сопутствующие обстоятельства.

На практике бенефициар, в интересах которого скрывать власть над должником при отсутствии непосредственных корпоративных коммуникаций, выдал себя сам. Приведенные выше доказательства косвенного характера, а также различные пояснения привели суд к решению о взыскании с А.А. Бажанова установленный размер денежных средств.

Содержание

Задолжник выдал сам себя

2) В рамках дела, касающегося банкротства авиационной компании «Трансаэро» банк ВТБ, который выступал в роли кредитора, подал заявку на привлечение заемщиков к ответственности субсидиарного характера. Объем материальных взысканий, который требовалось выплатить, составил 250 миллиардов рублей. Главными бенефициарами компании Трансаэро на протяжении 15 лет являлись главный директор, его мать и супруга. В течение 2 лет (2012-2014 гг) указанные выше граждане направляли кредитору поддельные бухгалтерские документы, тем самым скрывая предпосылки наступления целенаправленного банкротства.

Судебные акты мотивированы тем, что у предприятия были изъяты все основные средства, что привело к невозможности его деятельности в соответствии с уставом. Суд первой инстанции правомерно посчитал, что изъятие имущества было произведено собственником с нарушением правил статей 295, 296, 299 ГК РФ, что привело к невозможности исполнить должником обязательств перед кредиторами.

Не согласившись с принятыми судебными актами, конкурсный управляющий обратился в суд кассационной инстанции, судебные акты просил отменить, дело направить на новое рассмотрение. В обоснование жалобы указал, что суд первой инстанции необоснованно отказал в проведении бухгалтерской экспертизы, тем самым, нарушив его право на истребование необходимых документов. Кроме того, податель жалобы полагал, что при вынесении судебного акта были нарушены нормы процессуального права: не был уведомлен и не присутствовал при рассмотрении дела один из кредиторов должника.

Обзор судебной практики по вопросу привлечения к субсидиарной ответственности в рамках дела о несостоятельности (банкротстве)

Судом кассационной инстанции решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции оставлены без изменения. Доводы заявителя жалобы о фактическом банкротстве должника не были приняты во внимание кассационной инстанцией, поскольку в силу статьи 65 ГК РФ юридическое лицо признается несостоятельным (банкротом) только по решению суда. Решение суда о признании должника несостоятельным (банкротом) в материалах дела отсутствует.

Поскольку П., как руководитель должника ООО «СЕКТОР-ПРО» при наличии признаков неплатежеспособности, не обратился в установленный законом в срок в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, его бездействие является противоправным, а не проявление его должной меры заботливости и осмотрительности доказывает наличие его вины в причинении убытков кредиторам юридического лица — банкрота (Апелляционное определение Московского городского суда от 18.10.2019 по делу N 33-46715/2019).

Судебная коллегия поддерживает подход о применении по аналогии разъяснений, изложенных в пунктах 2, 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее — Постановление N 62) в отношении действий (бездействия) директора, к понятию недобросовестного или неразумного поведения участников общества следует.
Согласно отмеченным разъяснениям, недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:
1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;
2) скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;
3) совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;
4) после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;
5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.).
Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:
1) принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;
2) до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;
3) совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т.п.).
(Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 10.07.2019 N 05 АП-3828/2019)

Правовые основания и срок давности

Поскольку действия Г.Ф.М. по не сдаче в течение 12 месяцев отчетности ООО «Светлана-ЭЛ» в налоговые органы и по неосуществлению операций по банковскому счету ООО «Светлана-ЭЛ» привели к исключению ООО «Светлана-ЭЛ» из единого государственного реестра юридических лиц и, как следствие, к невозможности взыскания с ООО «Светлана-ЭЛ» в пользу А.В.И. денежных сумм, присужденных ему решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 02 мая 2017 г., Г.Ф.М. несет субсидиарную ответственность по обязательствам ООО «Светлана-ЭЛ» перед А.В.И. в размере, определенным в указанном решении суда, то есть в размере 717020 рублей 29 копеек.
(Апелляционное определение Московского городского суда от 20.06.2019 по делу N 33-21915/2019)

Если из-за действий (бездействия) контролирующего лица, совершенных после появления признаков объективного банкротства, произошло несущественное ухудшение финансового положения должника, такое контролирующее лицо может быть привлечено к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков по иным, не связанным с субсидиарной ответственностью основаниям.

Это интересно:  Облагается Ли Налого При Продажи Недвижимости На Сумму Менее 1000000

Привлечение к субсидиарной ответственности руководителя если он несвоевременно подал заявление о банкротстве общества.

Неправомерные действия (бездействие) контролирующего лица могут выражаться, в частности, в принятии ключевых деловых решений с нарушением принципов добросовестности и разумности, в том числе согласование, заключение или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.), дача указаний по поводу совершения явно убыточных операций, назначение на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам возглавляемой организации, создание и поддержание такой системы управления должником, которая нацелена на систематическое извлечение выгоды третьим лицом во вред должнику и его кредиторам, и т.д.

Последствия привлечения к субсидиарной ответственности руководителя.

-доначисленные по результатам мероприятий налогового контроля суммы налога (сбора, страховых взносов) составили более 50 процентов совокупного размера основной задолженности перед реестровыми кредиторами третьей очереди удовлетворения. 6 Данная презумпция применяется при привлечении к субсидиарной ответственности как руководителя должника (фактического и номинального), так и иных лиц, признанных контролирующими на момент совершения налогового правонарушения (пункт 5 статьи 61.11 Закона о банкротстве).

При чем, основания для субсидиарной ответственности очень разные, хочу в этой статье привести наиболее очевидные, которые руководители почему то не учитывают (ранее я уже писала про общие положения субсидиарки, статья субсидиарная ответственность).

Субсидиарная ответственность при смене юр лица

Многие юр лица работают от имени нескольких компаний (группа компаний) — думаю все знакомы с такими схемами, которые создаются для «оптимизации налогообложения». Но как видно не всегда такие группы юридических лиц используется для оптимизации налогов. Иногда учредитель может вывести активы из одного ООО в другое с целью ухода от долгов .

Как можно снизить размер ответственности или вовсе ее избежать?

Как указано в Пленуме ВС от 2017г. при вынесении решения о привлечении к субсидиарной ответственности учитывается контроль привлекаемого лица за последние три года (до возникновения признаков банкротства), его возможность давать указания должнику, степень вовлеченности лица в хозяйственную деятельность должника, извлечения им выгоды от сделок должника.

Вы нашли ответ на свой вопрос?
Да, отличная информация.
33.82%
Еще нет, поищу.
56.37%
Да, но без консультации со специалистом не обойтись.
9.8%
Проголосовало: 204

По общему правилу, после завершения расчетов с кредиторами должник (физическое или юридическое лицо), признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов. Однако это общее правило имеет ряд существенных исключений.

Это интересно:  Приобщение дополнительных фото к материалам административного производства

Сам факт убыточности деятельности или других негативных последствий, конечно, не является доказательством неразумности и/или недобросовестности действий директора, поскольку они могут быть следствием неблагоприятной экономической ситуации и других внешних факторов. Рисковый характер предпринимательской деятельности никто не отменял, в связи с чем возложить предпринимательские риски учредителей на директора, конечно, не получится. Однако можно считать, что практика сложилась.

2. Ответственность за виновное причинение ущерба компании

По закону руководитель, придя к выводу о неплатежеспособности компании, обязан в течение месяца обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании ее банкротом. Обязанность введена с целью предотвращения более масштабных негативных последствий для кредиторов, чтобы компания не могла принимать на себя дальнейшие невыполнимые денежные обязательства.

Процессуальные новации применяются к заявлениям, поданным до 01.07.2017, рассмотрение которых не было завершено к указанной дате. Применительно к привлечению к субсидиарной ответственности на основании п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»[1] иски могут быть поданы в отношении неправомерных действий, совершенных контролирующими должника лицами до 28.07.2017[2], но в пределах общего срока исковой давности.

Особенности вступления в силу норм Закона № 266-ФЗ

16 августа 2017 г. Федеральная налоговая служба опубликовала письмо № СА-4-18/16148@ «О применении налоговыми органами положений главы III.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ» (далее – «Письмо»),в котором разъяснила и даже развила новые нормы о субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, вступившие в силу 01.07.2017, а также дала рекомендации относительно порядка их применения территориальными инспекциями.

Толкование признаков контролирующего должника лица

Ссылаясь на облегчение доказывания статуса контролирующего лица введением дополнительных презумпций, налоговая служба привела подробное теоретическое обоснование их появления в Законе о банкротстве и дала подробные практические рекомендации.

Так, в марте 2016 года Верховным Судом Российской Федерации было вынесено решение о направлении на рассмотрение в порядке кассационного производства дела о привлечении к солидарной субсидиарной ответственности учредителя общества с ограниченной ответственностью – юридическое лицо, а также бывшего руководителя организации-должника. В качестве доказательств обоснованности привлечения к ответственности являются факты возникновения признаков неплатежеспособности у организации-должника, которые не были проанализированы юридическим лицом-учредителем должника, а также факты прекращения права собственности на движимое и недвижимое имущество организации-должника на протяжении двух лет путем передачи этого имущества на баланс юридического лица-учредителя. Суды первой и апелляционной инстанций приняли решение о том, что привлечение юридического лица и его единоличного руководителя к субсидиарной ответственности является неправомерным и в удовлетворении требований отказал, однако, Верховный Суд РФ принял решение о направлении дела на рассмотрение в порядке кассационной жалобы.

31 марта 2016 года Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ вынесла решение о необходимости направления обособленного спора по факту привлечения к субсидиарной ответственности руководителя организации-должника. Исковое заявление было подано представителем Федеральной налоговой службы, который аргументировал свою позицию тем фактом, что имеет место невыплата необходимых налогов в государственный бюджет. Такая невыплата возникла, по мнению лица, подавшего заявление, по причине нарушения руководителем организации порядка исполнения своей обязанности по подаче в арбитражный суд заявления о собственном банкротстве. Итогом стало несвоевременное начало конкурсного производства и возникновение у организации-должника долга по налогам и страховым взносам перед уполномоченным государственными органами. Однако суды первой и апелляционных инстанций допустили ошибку в трактовании обстоятельств дела, в результате чего возникла необходимость повторного рассмотрения дела с более подробным изучением всех обстоятельств для исключения вероятности повторного допущения некоторых ошибок.

Порядок привлечения к субсидиарной ответственности

Привлечение к субсидиарной ответственности происходит только арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве организации, на основании специально поданного искового заявления. Подать такое заявление имеет право либо арбитражный управляющий, либо заинтересованные кредиторы, чьи требования не были удовлетворены либо удовлетворены не в полном объеме.

В 2018 году кредитор взыскал с ООО «Нефтепромойл» 3,7 млн рублей. Фактического исполнения судебного решения он не добился. Банкротства не было. Собственник забросил компанию, и в течение года она была исключена из ЕГРЮЛ как недействующая.

Компании уже не было, но кредитор всё равно обратился в суд. Он потребовал у бывшего единственного участника и директора «Нефтепромойла» выплатить 3,2 млн ₽. Суд согласился привлечь владельца бизнеса к субсидиарной ответственности.

Это интересно:  Рекомендуемые Изменения В Договорах Управления

2. Исключение из ЕГРЮЛ не спасает от субсидиарной ответственности

В конце 2016 года в законе об ООО появилась норма (п. 3.1 ст. 3), которая позволяет привлекать КДЛ к субсидиарной ответственности по долгам исключенного из ЕГРЮЛ недействующего общества. И банкротство для этого вовсе не требуется. Вроде бы и не новость, но должники упорно продолжают наступать на старые грабли.

В июне 2018 ООО «АрхиДомСтрой» прекратило деятельность, и было исключено из ЕГРЮЛ. Задолженность перед Алтэксом в размере 4 миллиона 600 тысяч рублей осталась непогашенной. Для защиты своих прав кредитор обратился в суд. Он требовал привлечь Тумашова, Зыкова и Величко к субсидиарной ответственности.

Разбор кейса от ДОЛГ.РФ

В 2014 году после 4 лет конкурсного производства в деле АрхиДомСтроя заключено мировое соглашение. У должника на балансе числится незавершённое строительство на 54 миллиона, а также земельные участки. Погашение требований растянуто до 2019 года.

Мировое соглашение и ликвидация фирмы

Таким образом, суд решил, что отвечать по долгам АрхиДомСтроя должен был только Зыков. Апелляция поддержала решение первой инстанции.
Такой исход не устроил ни Алтэкс, ни Зыкова, и они встретились в кассационном суде.

На практике бенефициар, в интересах которого скрывать власть над должником при отсутствии непосредственных корпоративных коммуникаций, выдал себя сам. Приведенные выше доказательства косвенного характера, а также различные пояснения привели суд к решению о взыскании с А.А. Бажанова установленный размер денежных средств.

2) В рамках дела, касающегося банкротства авиационной компании «Трансаэро» банк ВТБ, который выступал в роли кредитора, подал заявку на привлечение заемщиков к ответственности субсидиарного характера. Объем материальных взысканий, который требовалось выплатить, составил 250 миллиардов рублей. Главными бенефициарами компании Трансаэро на протяжении 15 лет являлись главный директор, его мать и супруга. В течение 2 лет (2012-2014 гг) указанные выше граждане направляли кредитору поддельные бухгалтерские документы, тем самым скрывая предпосылки наступления целенаправленного банкротства.

Полный объем ответственности

А.А. Бажанов, являющийся бывшим заместителем главы Министерства сельского хозяйства, был привлечен к ответственности субсидиарного характера по делу о банкротстве ЗАО Ойл Продакшн. Это же лицо являлось бенефициаром указанного предприятия. Общий размер взысканий составил 12 миллиардов рублей. Особый интерес вызывает не только взысканный объем денежный средств, но и некоторые сопутствующие обстоятельства.

К частному случаю «срывания корпоративного покрова» в российском гражданском праве можно отнести субсидиарную ответственность учредителя/директора общества с ограниченной ответственностью за «брошенные» компании. Так, в силу п. 3.1 ст. 3 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) лица, имеющие фактическую возможность определять действия юридического лица, исключенного из ЕГРЮЛ как недействующего, по заявлению кредитора общества могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по обязательствам этого юридического лица, если такие лица действовали недобросовестно или неразумно.

Если компанию исключили из ЕГРЮЛ, но задолженность перед кредиторами так и осталась непогашенной

При этом следует учитывать, что исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц как недействующего влечет последствия, предусмотренные ГК РФ для отказа основного должника от исполнения обязательства (ст. 399 ГК РФ). Так, в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 399 ГК РФ, если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность. Согласно п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее — постановление Пленума ВАС РФ № 62), «в силу п. 5 ст. 10 ГК РФ истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица».

На какие обстоятельства следует обратить внимание в споре о привлечении к субсидиарной ответственности

Как правило, неподача кредитором указанного заявления в налоговый орган не является для судов основанием для отказа в привлечении контролирующих исключенную компанию лиц к субсидиарной ответственности. При подготовке статьи мы нашли только два решения арбитражных судов, где судебный орган отказал в удовлетворении исковых требований, особо акцентировав внимание на ненаправление истцом такого заявления в налоговую инспекцию. С подобным подходом, однако, трудно согласиться — неиспользование кредитором своего права на подачу заявления, предусмотренного ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ, никак не должно влиять на квалификацию действий контролирующих лиц как недобросовестных и неразумных.

Дарья У.
Оцените автора
Быстрое решение правовых вопросов